Что чувствуют остеопаты?

Лоб у вашего ребёнка узковат. Видите, два пальца только помещается, а должно — четыре. Ох, опять он кричит, так работать невозможно. Длинноволосые дети такие капризные! Обязательно подстригите его. И крестите тоже обязательно. Ну вот и всё. Смотрите, теперь на лбу помещаются четыре пальца.

Такие слова говорил один уважаемый остеопат, когда я принесла к нему шестимесячного сына. Зачем были эти слова про стрижку и крещение? Почему он так уверен в своей правоте, как будто назначает сорбент при отравлении? Однако лоб у ребёнка действительно стал выше и срыгивать он резко перестал. А может, мне показалось про лоб? Когда тебе говорят “вот видите?” сложно возразить, что король голый. Раз человек уверенно и назидательно говорит о субъективном, то стоит ли ему верить вообще?

Остеопаты часто так делают. “Тут смещение позвонка, тут кровоток нарушен, тут почка плохо работает. Это потому, что вы упали в три года с качелей, а потом вас бабушка у подъезда прокляла”. Откуда это взято? И как быть с тем, что с одной стороны манипуляции часто объективно помогают, а с другой вам как будто бы делают одновременно рентгеновское обследование и диагностику кармы? Да ещё и рассказывая часто правду не только о позвонках, но и о бабушке.

 

Теоретически любой человек может научиться тонко чувствовать.

Чтобы нащупать смещение позвонка не нужно быть экстрасенсом. Это элемент рутинного обследования ортопеда, хирурга и невролога. Остеопаты утверждают, что благодаря тренировке пальпации они способны почувствовать крошечные смещения, которые не видно на рентгене и МРТ. Теоретически это возможно. Каждый человек располагает необходимыми инструментами: сенсорной корой мозга и тельцами Пачини. Соотносятся они как компьютер и подключенные к нему датчики. Датчики оцифровывают сигнал — переводят механическое колебание в электрические импульсы.Точность датчиков невероятно высока: тельца Пачини способны реагировать на вибрацию с амплитудой 10 нм.  Компьютер, то есть мозг, переводит “морзянку” импульсов в осознаваемые ощущения.

Untitled-1
Тельце Пачини

Однако человек не всегда чётко осознаёт, что именно он нащупал. В мозге есть фильтры, такие как таламус, защищающие сознание от избытка сенсорной информации. Таламус получает лавину сигналов непрерывно: обратная связь от положения наших мышц, температура, давление в сосудах, кислотность крови… А мы сидим себе спокойно и книжку читаем.

Теоретически можно добиться того, чтобы мозг не фильтровал тактильную информацию так жёстко. Особенно если тренироваться, вдумчиво щупать всё подряд и параллельно заниматься практиками телесной осознанности. Наш мозг пластичен, и тренировка сильно изменяет его работу. Особенно ярко невероятные возможности раскрываются в печальных ситуациях. Слепые люди нередко демонстрируют чудеса тактильной чувствительности. Это происходит потому, что ресурсы мозга не простаивают. Если часть нейронов больше не получает сигналов от сетчатки, то они меняют профессию и переходят к обработке тактильной информации от пальцев. Получается, что у этого канала информации теперь вдвое больше вычислительных мощностей для обработки. В эксперименте можно проследить, как это происходит.

 

Ощущения остеопатов часто расходятся с показаниями приборов.

Выходит, остеопат — просто такой человек, который многое пощупал, и теперь тактильная информация от тела для него как произведения Баха для музыканта. Ноты, темы, вариации, красота использования тональностей и ритмов — конкретика для опытного человека и “красивая музыка” для неспециалиста. С одной стороны да, точная остеопатическая пальпация — просто результат тренировки. С другой стороны, на практике воспользоваться результатами тренировки получается не всегда. Поясню на примерах.

  • Опыт не улучшает пальпацию. Взяли 15 дощечек, положили на каждую скрепку, монетку, пакетик с кетчупом или волосок и закрыли тканью 3 мм толщиной. Участникам остеопатической конференции предложили опознать спрятанные объекты. Конференция хороша тем, что там есть и студенты, и опытные остеопаты-практики, и секретари с промоутерами, которые остеопатией не занимаются. Всего таблички пощупали 300 человек. Вопреки ожиданиям, независимо от опыта и регалий монетку люди опознавали хорошо, а волосок — плохо.

    Тактильная чувствительность объективно тренируется, однако, здесь этот тезис не подтвердился. В статье приведены интегральные значения: 30% студентов успешно опознали волосок. Интересно было бы посмотреть на индивидуальные результаты. Может, в каждой группе находилось несколько человек, которые безошибочно находили все предметы. И, напротив, несколько тех, кто с задачей не справился. Тогда можно было бы сделать вывод, что тренировка оказывается полезной не для всех. Кто-то учится 6 лет, получает много красивых дипломов, но по факту так и не научиться чётко опознавать щупаемое. А кому-то никакой тренировки не нужно, у него получается с детства и легко. Бывает же такое с музыкой, правда?
  • Два остеопата — это уже три мнения. Эксперимент похож не то на математическую задачу, не то на анекдот. Два остеопата, у одного 4,5 года практики, у другого 6,5, одновременно пальпируют краниосакральный ритм у одного и того же человека. Один держит руки на голове, второй — на крестце. На фазе вдоха остеопаты нажимают педальку. Оказалось, что напальпировали они разное. Вообще.

    В этой статье много методических упущений. Крестец и затылок движутся в краниосакральном ритме синхронно только у здорового человека. 11 испытуемых, которые участвовали в исследовании, сочтены здоровыми только на основании их собственных слов. Следовательно, у них мог действительно отличаться ритм на крестце и затылке.

    Эту проблему должна была решить смена остеопатов: они четыре минуты пальпировали каждый своё, потом менялись. Но следующая проблема в том, что в остеопатии нет режима “просто посмотреть”. Филипп Бурдино, французский остеопат, говорит, что тестирование — это только первое колебание вдох-выдох. Максимум второе. Дальше остеопат непроизвольно корректирует ритм, выравнивая его. Следовательно, если остеопат 4 минуты наблюдает краниосакральный ритм на крестце, то за это время он не просто может измениться, а скорее всего изменится.

    Снова получается, что либо надо было иначе проводить эксперимент, либо по крайней мере один из остеопатов пальпировал собственные иллюзии.
  • Хороший остеопат и хороший прибор найдут взаимопонимание. Динамика кровотока не ограничивается широко известными параметрами давления и пульса. Волны Траубе-Геринга-Майера — колебания скорости кровотока с частотой 10 циклов в минуту, что совпадает с частотой краниосакрального ритма. Колебания Траубе измеряют допплеровской флоуометрией, а краниосакральный ритм — руками остеопата. Группа Томаса Глонека решила делать это одновременно. Пальпировала ритм Ниссетт Сергееф, одна из авторов статьи. Видимо, она очень хороший остеопат, потому что её наблюдения точно совпали с показаниями прибора.

    1010be6b20d0df5e021f2e0b100cf1aa
    Event markers — отмеченные остеопатом фазы краниосакрального ритма. Видно, что метки чётко попадают на одну и ту же фазу колебаний Траубе-Геринга-Майера (laser doppler trace). Рисунок из статьи группы доктора Глонека.

    Оставим пока в стороне напрашивающийся вопрос о (не)тождественности краниосакрального ритма и волн Траубе. Важно здесь то, что по крайней мере один остеопат, а именно доктор Ниссетт Сергееф, умеет определять на ощупь изменения скорости кровотока. Не значит ли это вместе с рассмотренным выше, что независимо от диплома и прочих регалий остеопат может либо уметь, либо не уметь качественно пальпировать? Это ведь тривиальный вывод. Возможно, из-за этого и не получается у других исследователей продемонстрировать объективность ощущений остеопата: она просто не всегда есть.

 

Стоит ли доверять ощущениям остеопатов?

Не доверяй своей голове, Сэмуайз, это далеко не лучшее, что у тебя есть!

Сэм Гэмджи (“Властелин колец”, Дж. Р. Р. Толкиен)

 

Не говорите, что боитесь доверять разуму, потому что знаете очень мало. Разве вы находитесь в большей безопасности, уступая мистикам и отказываясь от того немногого, что знаете?

Джон Голт (“Атлант расправил плечи” Айн Ренд)

Сколько правды в руках остеопата? Это большой вопрос, в том числе и для самих остеопатов. С одной стороны, нас учат доверять собственным смутным ощущениям, потому что без этого мы бессильны. С другой стороны, мы не знаем наверняка, сколько в наших ощущениях правды. По этой причине исследования эффективности остеопатии не дают однозначного результата. 

Торстон Лием, автор множества учебников и статей по остеопатии, признаёт эту проблему. Он описывает способы, которыми остеопат невольно может обмануться.

  • Парейдолия. Иллюзия восприятия знакомого объекта там, где вообще никакого объекта может не быть. Наш мозг так работает: он вычленяет из сложной картины известные ему фрагменты. Иногда это приводит нас к ложным выводам.

    the_cloud_dragon
    Драконы в облаках, чудовища в ночном лесу, лицо на Луне, внутрикостное повреждение крестца… Легко принять смутное за конкретное.

     

  • Упрощённые умозаключения или cognitive ease. Легко поверить смутному ощущению, если ему ничто не противоречит.
  • Суггестия. Соблазн почувствовать то, что должно теоретически чувствоваться. Пациент говорит, что правая коленка болит сильнее. Это соблазн счесть её самой несчастной частью тела и полечить, хоть причина боли скорее всего не в ней. Если у пациента x-образные ноги, то следует ожидать утопленной вглубь решетчатой кости черепа. Алгоритмы мешают воспринимать реальность.
  • И др.

Несмотря на иллюзорный туман, подтверждения эффективности остеопатии продолжают накапливаться. Хроническая боль в пояснице, мигрень, последствия хирургических операций —  поддаются остеопатический коррекции. Но, опять же, не всегда, и итоговая статистика не позволяет делать безапелляционных выводов. Остаётся делать только выводы субъективные, и каждый остеопат делает их сам. Отсюда и разнообразие услуг, которые можно получить в России под вывеской “остеопатия”: от откровенного шарлатанства до тривиальной мануалки.

Мне важно, чтобы приходящие ко мне люди знали, к кому они обращаются, и чего следует ожидать. Поэтому расскажу вам свои выводы из этой истории.

  • Остеопатия стоит на шатающейся табуретке, и прямо сейчас радикально исправить это невозможно. В то же время, остеопатия позволяет делать то, чего доказательная медицина делать не может, и заменить её поэтому на более чёткий метод тоже нельзя.
  • Эффективность остеопата зависит от того, насколько хорошо он умеет отличать собственные иллюзии от реальности. К счастью, этому можно отдельно учиться, калибруя тактильную чувствительность как прибор. Это одна из причин, почему я прошу вас приносить результаты обследований на сеансы. Я так учусь. Можно проверять результат объективными тестами: на одной ли высоте лопатки, сколько раз в неделю болит голова до и после серии сеансов, срыгивает ли ребёнок, в какой степени удаётся согнуть/разогнуть травмированную руку. Можно, наконец, находить на ощупь неоднородности внутри фруктов и кусков мяса, а потом разрезать пощупанное и проверять себя. До тех пор, пока можно опираться на разум и логику, я предпочитаю это делать.
  • На сеансе проверить себя не всегда возможно. Тогда остаётся полагаться на субъективные ощущения, понимая возможные искажения картины. Правда, если мне кажется, что дело в проклявшей человека бабушке, я не делаю из этого далеко идущих выводов 🙂

longread-button.png