Остеопракт Наталья Ермаченко

img_1609

В двух словах:

  • Кандидат биологических наук по специальностям «физиология» и «нейробиология» (МГУ, биологический факультет).
  • Мастер остеопрактики (школа Александра Евгеньевича Смирнова «Проект Остеопрактика» и Академия Э.Т. Стилла, Лион, Франция).
  • Партнёр ассоциации профессионалов остеопатии и остеопрактики.
  • Член Национальной профессиональной ассоциации народной медицины и оздоровительных практик с 2017 года.
  • С 2011 года изучаю тайцзицюань и цигун под руководством Мастера Шень Чжи и его учеников, иногда веду тренировки.
  • Дипломы и сертификаты, подтверждающие квалификацию.
  • Документы о правовом статусе деятельности.

Для любителей историй:

По образованию я нейрофизиолог: закончила биологический факультет МГУ, защитила кандидатскую диссертацию по специальностям физиология и нейробиология. Большую часть времени я занималась изучением механизмов внимания и особенностей его взаимодействия со зрительным восприятием. Ездила на отечественные и международные конференции, писала статьи и гранты — в общем, занималась наукой в чистом виде. А ещё у меня была вегетососудистая дистония (да, формально диагноза нет, но узнаваемый комплекс симптомов есть, и так его называть удобно). Или мигрень, они иногда так похожи, что точно не различишь. Не такая суровая, как бывает, но весьма паршивая. Практически перманентная слабость, ощущение духоты, тошноты, периодически ещё тахикардия и сильная головная боль. Приступы вырубали из работы напрочь на день, а фоновое состояние сильно портило жизнь и ограничивало возможности. Врачи говорили, что это не страшно, от этого не умирают, и пей валокордин если совсем плохо. Объективной медицине я привыкла доверять. Ок, что делать, так и живём.

z_22a74d1d
В.А. Садовничий и церемония награждения молодых учёных стипендиями Правительства.
И такое было.

Первый момент, который как-то улучшил дело — это моё знакомство с Амиром и тайцзицюань. Это же не просто про красоту, плавность и физическую прокачку, это про контроль над собственным телом и сознанием. В результате у меня стало получаться немножко лучше контролировать своё состояние, иногда получалось избежать приступа или сделать его короче. Но далеко не всегда. Впрочем, тайцзицюань — это теперь очень важная часть моей жизни, и я продолжаю учиться у Мастера Шень Чжи и его учеников.

Мой материализм, как видно из уже сказанного, никогда не был абсолютным. Религию мне в мозг никто не устанавливал принудительно, но из важного для родных, из книг и личных переживаний у меня выросло некоторое глубокое и очень личное религиозное чувство. Мне не хочется относить его к каким-либо конфессиям, хотя я многое в них ценю и уважаю. Я пробовала изучать и всякие странные практики, по большей части просто из любопытства. Потом с удивлением обнаруживала, что некоторые работают. Ну что ж, запомним. Если что-то нельзя объяснить рационально, то, возможно, «не готов либо самурай, либо обстоятельства». Либо это вовсе и не нужно объяснять.

zsivhindnsq-oskar-vertetics
Так вышло, что самые яркие моменты моего детства прошли в Японии. А это такая страна, из которой нельзя уехать целиком. Ну либо она уедет с тобой 🙂

А потом как-то вся эта, вроде бы, разнонаправленная история, начала складываться в цельную картинку. Часто люди, даже близкие, не замечают особенно симптомов вроде моих. Привыкают, что человек, сколько они его знают, какой-то хилый и вялый, и ему регулярно плохеет, причём, вероятно, он сам это всё себе придумал. Но на человека непривычного приступ может произвести сильное впечатление. Мне повезло: как-то раз меня «накрыло», когда рядом был мой друг. Он поддержал, помог прийти в себя, и в прямом смысле за руку (иначе я бы не пошла) отвёл меня к остеопату — ученице Александра Евгеньевича Смирнова. Где-то полгода я ходила к ней, и мне постепенно становилось лучше. На фоне предыдущего «живите так», это было просто спасительно. Оказывается, можно жить гораздо лучше.

Понятное дело, метод заинтересовал меня, я немножко изучила вопрос. Я же учёный, вроде как, мне положено. Сделала выводы. И как только у меня родился сын, я практически сразу как только смогла пришла с ним к одному известному опытному остеопату. Известный опытный остеопат, как и положено, для пользы дела подключил к работе специфический контакт мамы с ребёнком: положил мои руки на ребёнкину голову, показал то самое давление в 5 грамм, лёгкое-лёгкое, и моими руками запустил манипуляцию. Чувствуешь, спрашивает, пошло? А под моими руками кости ребёнкиного черепа натурально ползут, причём как будто бы на сантиметры. Это свойство нашего восприятия, смещение на самом деле маленькое, но это я теперь только понимаю. А тогда это было чем-то совершенно удивительным, и одновременно потрясающе реальным. Вот и всё, после этого я пошла учиться. К тому самому А.Е. Смирнову, ученица которого вылечила меня.