Обоняние и хеморецепция.

Так уж вышло, что у человека весьма паршивое обоняние. Наши предки выиграли эволюционную гонку во многом благодаря ставке на зрение, а всякая специализация требует каких-то жертв. Вот у курицы вообще беда, посмотрите на картинку ниже. Потому что у птиц зрение ещё лучше, чем у нас. Хищная птица запросто видит мышь, пролетая высоко над полем.

smell
Цифры — условная оценка потенциальной обонятельной способности. Рассчитана по числу генов, кодирующих белки обонятельных рецепторов. Источник иллюстрации

И тем не менее, у наших более древних эволюционных предков, общих с мышами и опоссумами, обоняние, похоже, было неплохим. У тех же мышей и опоссумов обоняние — это способ находить партнёров, пищу, опасность, в общем, всё необходимое. Как у нас сейчас зрение. В эволюции нередко так бывает, что если структура утрачивает некоторую функцию, то она либо одновременно обретает новую (как аппендикс и его смена профессии с бродильного чана на часть системы иммунитета), либо функция на самом деле не утрачивается полностью, а работает на другом принципе.

В частности, наше обоняние — это чувство, слабее всего связанное с сознанием. Запахи влияют на наше поведение и даже на сексуальные предпочтения. Дело в том, что для повышения потенциальной адаптивности потомства, весьма желательно выбирать партнёра, оптимально отличающегося генетически от нас самих. Если отличие будет небольшим, высока вероятность того, что у потомства будет по две копии «дефективных» генов, и тогда они проявятся во внешнем виде и биохимии. Если же партнёр, например, происходит из удалённой страны, то шанс такого неудачного совпадения значительно меньше, хотя бы один ген в паре окажется не «дефективным», и невыгодный признак (например, наследственная болезнь) не проявится вовсе, либо проявится слабее. Слишком большие различия тоже нехороши, поскольку могут приводить к генетической или физиологической несовместимости. Впрочем, это скорее касается животных, среди людей такую степень различий едва ли можно найти.

Так как же нам определить, насколько партнёр генетически отличается от нас? Оказывается, мы непрерывно и бессознательно это делаем. Запах пота содержит достаточно информации о составе генома для того, чтобы человек показался нам более или менее привлекательным. Вот так. Будьте осторожны при выборе половых партнёров 🙂 Желающие глубже разобраться в вопросе могут изучить, например, обзор 2009 года о зависимости выбора партнёров от главного комплекса иммуногистосовместимости, либо прочитать замечательную популярную книгу Мэтта Ридли «Секс и эволюция человеческой природы».

Выходит, информации от обонятельных рецепторов у нас больше, чем мы умеем сознательно использовать. Тем не менее, диагностика в классической медицине в некоторых случаях включает оценку запахов. Одним из поводов заподозрить диабет, например, может быть приторно-сладкий запах пота. Запахи могут играть с нами злые шутки. С одними из нас, другим может нравится. Вы уже догадались, когда я говорила про выбор половых партнёров. А знаете, почему сейчас в супермаркетах появляется возможность прямо на месте попить кофе с круассаном? Потому что это, оказывается, повышает продажи даже среди тех, кто не покупает кофе и выпечку. Почему-то эти запахи вызывают неосознаваемое желание купить побольше еды, или бензина, если на заправке есть маленькая кофейня.

Более того, оказывается, белки, ранее встречавшиеся только в обонятельных рецепторах, на самом деле разбросаны по всему нашему телу. На самом деле, это не так уж странно, если рассмотреть запах как одну из форм хеморецепции — восприятия изменений химического состава среды. Не вся хеморецепция работает так же как обоняние. Однако недавно стало известно, что обонятельные рецепторы не уникальны для носа, а распространены во множестве областей тела. «Запах» (то есть присутствие в среде тех молекул, которые, попадая к нам в нос вызывают ощущение запаха) сандалового дерева усиливает регенерацию кожи. Кожи в чашке Петри, при полном отсутствии носа и обонятельных луковиц. Сперматозоиды «чуют», куда плыть, а клетки мышц — куда расти. Почки по «запаху» определяют, стоит ли уменьшить или увеличить объём вторичной мочи. Это не осознаваемый запах, это просто химическое чувство. Но работает на клеточном уровне оно ровно так же, как рецепция пахучих веществ, попадающих на слизистую носа.

smell
Перевод инфографики The Scientist.

 

Выходит, что обоняние — важный поставщик разнообразной информации для нашей интуиции. Человек просто нравится нам, или не нравится. Мы можем поговорить с ним, что-то о нём узнать, но всё это будет существовать в нашем сознании на фоне первого бессознательного впечатления, сформированного запахом. Как многоопытные врачи догадываются о диагнозе, когда пациент только входит в дверь? Как мама понимает, что с ребёнком что-то не так, хотя никаких внешних признаков недомогания ещё не заметно? Возможно, неосознаваемое восприятие запахов объясняет подобные вещи.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

w

Connecting to %s